Приветствуем Вас на сайте ГКУ "Государственный архив в г. Шадринске"!

Григорий Тимофеевич КОЛМОГОРОВ – кандидат медицинских наук, заслуженный врач РСФСР. Родился 9октября (по старому стилю-26 сентября) 1898года в д. Колмогоровой, Осиновской волости, Шадринского уезда, Пермской губернии (ныне – Каргапольского района, Курганской области) в семье крестьянина-бедняка. В семье было четверо детей, чтобы их прокормить, отец дважды уходил на заработки в Сибирь. Работал на Ленских приисках, чернорабочим на железной дороге станции Бодайбо, был он совершенно неграмотным. Мать умела читать и писала немного печатными буквами. Родители умерли оба от туберкулеза легких: мама в 1917 году; отец - в феврале 1919 г. Один брат умер от тифа в 1921 г., второй брат в 1938 г. – от рака желудка.

Все дети, кроме Григория учились немного: старший брат – год, второй – три, сестра – два года. Григорий окончил церковно-приходскую школу в 1910 году. Осенью того же года, «за хороший почерк» был принят помощником письмоводителя (переписчика) в канцелярию А.П.Окулова, Земского Начальника 9-го участка Шадринского уезда в д. Кресты в 10км от своей деревни. Работал по переписке копий 10 месяцев за пять рублей (50коп. в месяц).

С осени 1911 г. до весны 1918 г. учился в Шадринском Реальном училище. Благодаря хорошей успеваемости и хлопотам учительницы Ю.А. Яхонтовой (сын которой был секретарем Шадринской Земской Управы), получал стипендию Шадринского Земства, «как сын малоимущих родителей». «Так как стипендия была не велика, то с 4 класса зарабатывал средства к существованию уроками. Репетировал учеников того же училища по разным предметам», - написал Григорий Тимофеевич в своей автобиографии.

25 августа 1918 г. был мобилизован Колчаком и направлен в 3-й Уральский стрелковый полк, где служил два месяца сначала батальонным писарем, затем полковым. После отпуска по болезни, в октябре 1918 г. поступил в Томский Университет на юридический факультет. Только единожды, в автобиографии от 1932года Григорий Тимофеевич написал о своей службе в армии Колчака, позднее он никогда об этом факте не упоминал.

В декабре 1919 года был взят в Красную Армию. До апреля 1920 г. служил в должности палатного надзирателя (санинструктора) в 1-м Томском тифозном госпитале. Затем был откомандирован в распоряжение окружного Врачебно-санитарного Отдела Приуральского Военного округа (ПриУрво) в г. Екатеринбург, где служил медстатистиком. Здесь вступил в Союз «Медсантруд».

В мае 1921 г., согласно приказа Реввоенсовета Республики, как студент имеющий не менее 4-х зачетов, был отчислен из Армии для продолжения образования.

В сентябре этого же года поступил в Уральский Государственный Медицинский институт, но только начав учебу, по разверстке на 5 человек на Уральскую область, был направлен учиться в Петроград.

С 1921 г. по июль 1927 г. Г.Т. Колмогоров - студент Государственного Института Медицинских Знаний (ГИМЗ), бывший психоневрологический институт. Это были годы разрухи и голода, наряду с учебой он все годы подрабатывал то грузчиком, то пожарным в Нарвской пожарной части и т.п.

7 июля 1927 г. получил диплом врача и по приглашению Окрздравотдела вернулся в город Шадринск, и в дальнейшем вся его жизнь прошла здесь, хотя была возможность уехать. Например, в 1937 году Григорий Тимофеевич был избран по конкурсу научным сотрудником нервной клиники Свердловского физинститута, в 1938 году был избран по конкурсу ассистентом клиники нервных болезней Томского Государственного Медицинского института. В том и другом случае отказался, оставшись верным своей малой Родине.

По приезде в Шадринск, уже 15 июля 1927 г., Колмогоров был назначен врачом «Пункта помощи на дому и первой помощи» Центральной Амбулатории Окрздравотдела и, одновременно, заведующим психиатрическим изолятором окружной Советской больницы. Кроме этого, параллельно с указанной работой, вел ежедневно прием по нервным болезням в Центральной Амбулатории Окрздравотдела.

С первого дня работы он показал свой талант организатора - настаивал, добивался перед Окрздравотделом на необходимости скорейшей организации неврологической помощи в городе.

Как результат, весной 1928 года его откомандировывают в г. Свердловск «с целью ознакомления постановки лечебного дела неврологических учреждений и закупки необходимого инвентаря и медицинского оборудования».

1 октября 1928 г., «по его инициативе и при его энергичном участии», в городе открывается нервное отделение при Шадринской окружной Советской больнице, по словам Колмогорова, – одно из первых на Урале, после Перми и Свердловска. В дальнейшем, на протяжении не одного десятилетия оно будет единственным в области, а его неизменным заведующим (исключая годы войны) - Г. Т. Колмогоров.

Одновременно при Центральной Амбулатории Окрздравотдела будет открыт нервный кабинет, который также будет возложен на молодого Григория Тимофеевича, где он займет должность консультанта-невропатолога. К нему будут привозить на консультацию нервных и психических больных «за сотни километров».

Как основоположнику городской неврологической службы, ему хотелось знать, как она налажена и действует в центральных клиниках и летом 1930 года Колмогоров едет в Москву «для ознакомления с постановкой работы в нервных клиниках Москвы».

С начала Великой Отечественной войны, уже 30 июня 1941г. его освобождают от занимаемых должностей в виду мобилизации в ряды РККА С этого момента и до октября 1943 г. Колмогоров Г.Т. – начальник Шадринского эвакогоспиталя 1726 Челябинского эвакопункта 98. Госпиталь был одним из самых крупных и хорошо налаженных, он принимал до 1000 раненых.

В октябре 1943 г. госпиталь был свернут и Колмогоров Г.Т. возглавил Войсковой лазарет №172 Краснознаменного кавалерийского училища им.1-й Конной Армии, который так же располагался в г. Шадринске.

К сожалению, (а впрочем, удивляться не чему, ведь в 1950-е гг. не говорили о войне, все хотели забыть её тяготы и вообще не вспоминать) в документах Колмогорова нет ни строчки о тяжелой работе начальника госпиталя, затем лазарета. Остается только догадываться, как нелегко было сначала развернуть на пустом месте госпиталь, потом невропатологу заниматься хирургией, административной работой, находить время для оказания повседневной практической помощи местным лечебным учреждениям, как единственный консультант-невропатолог. Весь период войны он читал лекции в школе медсестер.

15.11.1945 г. Колмогоров был демобилизован в звании майора медицинской службы и назначен снова на должность заведующего нервным отделением Шадринской городской больницы (позднее больнично-поликлинического объединения), где и проработал до своей кончины. Его отделение было всегда одним из лучших, а он получал только хорошие отзывы и благодарности. Его отличали требовательность к себе и подчиненным, забота и чуткость к больным, скромность и интеллигентность, хорошие организаторские способности. Никто никогда не слышал Григория Тимофеевича разговаривающим на повышенных тонах. Его искренне уважали все: и медперсонал, и больные. Бывало в ночные смены откровенно, с юмором рассказывал об интересных случаях из своей медицинской практики, о студенческих годах, о первых годах самостоятельной работы.

Он был не только талантливым врачом-практиком, но врачом-ученым. Всю трудовую жизнь, наряду с врачебной практикой он занимался научной деятельностью. С начала медицинской деятельности, Григорий Тимофеевич сразу становится членом научно-методического общества врачей города. В документах значится, что « он был одним из организаторов этого общества», хотя известно, что 1945году отмечали 25-летие плодотворной работы научно-медицинского общества. В то время было сказано, что «медицинское общество в Шадринске может считаться самым старым на Урале, за вычетом Свердловска и Молотова (Перми). За 25 лет общество выпестовало из среды своих членов целую плеяду высококвалифицированных врачей и организаторов здравоохранения». Вероятно, Колмогоров возобновлял его деятельность. С 1927 по 1931 год он избирался его секретарем, а с 1931г. по 1938 г. – секретарем и заместителем председателя. С 1938г. являлся бессменным председателем, в 1945 году получил высокую оценку со стороны Министра Здравоохранения РСФСР, что отмечено специальным приказом по Министерству от 23 февраля 1946. Постоянно готовил и выступал с научными докладами по самым разнообразным разделам клинической невропатологии не только на заседаниях общества, но и на съездах и конференциях медицинских работников, сельских врачей.

Даже во время войны деятельность общества не прекратилась, а была перенесена в стены госпиталей в виде регулярных госпитальных и межгоспитальных конференций с военной тематикой.

Им немало опубликовано научных работ в медицинских журналах. Стремясь к популяризации приобретенных знаний и опыта не только среди медицинских кругов, но и среди населения, много печатался в местной, областной печати. Печатались его статьи по клещевому энцефалиту, поднаушенным кровоизлияниям, авитаминозам и пр., проводил «радиолекции».

В одной из характеристик на врача Колмогорова, написанных завгорздравотделом врачом А. Окуловой в 1950 г., значится: « т. Колмогоров является высококвалифицированным специалистом в области нервных болезней».

Полученные знания совершенствовал постоянно. Уже в начале 1929 г., затем в 1936 г. был в Ленинграде на курсах усовершенствования врачей по циклу нервных болезней, по окончании которых получил высокую оценку профессора Блуменау.

Были командировки по обмену опытом, на научные конференции: в январе 1931 года был на съезде Уральских невропатологов и психологов, в октябре 1935 года - в г.Перми на конференции Психоневрологического института, где выступал с докладом о лечении шоковых неврозов кальцием, в 1936 г. - в научной командировке в Ленинграде, в 1956 году участвовал в отчетной научной сессии Государственного научно-исследовательского института психиатрии г. Москвы.

Им была собрана большая медицинская библиотека, в которой есть труды по медицине на английском, немецком, французском языках. Многочисленны труды по невропатологии и психиатрии, есть и по гигиене, анатомии, физиологии, лекарствоведению и т.п.

На базе нервного отделения, систематически изучал вопросы вирусных инфекций, а так же других поражений нервной системы, главным образом с клинической стороны. Им были хорошо изучены многие местные инфекции и выявлены их очаги, например, обнаружено наличие клещевого энцефалита и выявлены районы его распространения. Установил наличие в окружающих районах бруцеллеза.

В мае 1948 г. результатом систематических долголетних исследований явилась кандидатская диссертация на тему «Клиническая характеристика весеннего клещевого энцефалита в Курганской области». В дальнейшем продолжил научную работу над докторской диссертацией по эпилепсии.

Общественная деятельность всегда шла параллельно с врачебной. С 1928 года Колмогоров беспрерывно избирался депутатом: с 1928 по 1934 – депутатом Шадринского городского Совета; с 1934 по 1939 – членом Президиума Горсовета; с 1939 по 1947 – Шадринского районного Совета; с 1947 – снова депутатом Шадринского Горсовета.

Кроме того, являлся председателем постоянно действующей комиссии по здравоохранению и социальному обеспечению при Горсовете. Был членом медицинской комиссии при военкомате. Преподавал в школе медсестер. Был членом ВТЭК при райсобезе. С 1931 по 1935гг. был врачом леч.комиссии при Шадринском райкоме ВКП(б).

С 1948 по 1950 гг. учился в вечернем Университете марксизма-ленинизма при ГК ВКП(б), который окончил с отличием.

До войны был членом, затем председателем участковой избирательной комиссии по выборам в Верховный Совет РСФСР и СССР.

За свою честную и добросовестную работу и большую общественную деятельность постоянно отмечался денежными премиями, Почетными Грамотами областных и городских здравотделов, путевками на отдых, имел благодарности от школы медсестер и Шадринского военкомата.

В 1934 году был премирован бесплатной путевкой на полтора месяца в Крым.

Приказом № 29-Н Народного Комитета Здравоохранения СССР от 25 февраля 1943 года за лечение раненых во время войны награжден «Почетной Грамотой»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года был награжден медалью «За Победу над Германией», а от 6 июня этого же года – «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны».

Приказом Народного Комиссара Здравоохранения №74-О от 23 февраля 1946 года удостоен благодарности.

24 июля 1948 года Приказом № 199-Н Министерства Здравоохранения СССР был удостоен значком «Отличнику Здравоохранения».

16 мая 1950 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР за выдающиеся заслуги в области народного здравоохранения присвоено почетное звание «Заслуженного врача РСФСР».

В апреле 1951 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за безупречную долголетнюю работу награжден орденом « Знак Почета».

Товарищи по работе его характеризовали как «чуткого и отзывчивого, аккуратного и старательного работника, чрезвычайно преданного своему делу, высококвалифицированного научного работника медицины».

«Григорий Тимофеевич с любовью относится к своему делу, смело применяет в своей практике новейшие методы лечения. Пользуется очень большим авторитетом среди своего медперсонала и больных. Десятки отчаявшихся людей, что будут работоспособными и здоровыми, поднял он на ноги…», - это строчки из характеристики за 1950 год главврача Советской больницы Маштакова на доктора Колмогорова.

Григорий Тимофеевич был настоящим интеллигентом. После себя он оставил богатейшую библиотеку. Книги он начал собирать с 1921 г., когда не хватало на пропитание, он покупал дорогие книги по медицине: учебники, пособия, различные научные труды. Авторами их были не только русские профессора и академики, такие как Блуменау, Бехтерев, Данилевский, Аствацатуров; но и иностранцы: профессора медицины Эдингер, Бержэ, Шеррингтон – все известны в медицинских кругах. Все книги на языках авторов. Колмогоров свободно читал без словаря на немецком, английском, французском языках. На книгах он ставил даты и место покупок, он приобретал книги в командировках, на отдыхе, во время курсов повышения квалификации. В его библиотеке много раритетов конца 19 века – начала 20. Его интересы были не узко профессиональными, книги по философии, многочисленные романы, публицистические труды тому подтверждение.

Старый краевед А.В. Плотникова утверждает, что Г.Т. Колмогорову посчастливилось быть учеником великого физиолога Ивана Павлова. Встретила я это утверждение и у краеведа А.Семенова. Это вполне возможно и вероятно, поскольку уже маститый И.Павлов в период учебы Колмогорова заведовал кафедрой физиологии Медико-хирургической академии в Петрограде. В № 154 за 1949 г. в «Шадринском рабочем» была напечатана статья Григория Тимофеевича о И. Павлове «Корифей отечественной и мировой науки»(отрывки из воспоминаний). Вот это дополнение в скобках говорит о личном знакомстве. Сама статья подтвердила бы этот факт, но по злому року именно этот номер отсутствует в подшивке в архиве. Сам доктор Колмогоров в своих автобиографиях об этом факте не упоминает, но в документах сохранилась его лекция о И. Павлове, с которой он выступал. Будем верить, что это скромность доктора.

Семья Григория Тимофеевича дружила с известными семьями в нашем городе: Владимира Павловича и Аркадия Павловича Бирюковых, с семьёй Константина Николаевича Донских. Григорий Тимофеевич был очень дружен с Терентием Семеновичем Мальцевым. Бывало, Терентий Семенович позвонит: «Приезжайте в Мальцево, малина поспела».

Женат Григорий Тимофеевич был на Поспеловой Александре Михайловне, уроженке с. Дубасово, Уксянского района, Курганской области. Александра Михайловна была одногодка Григория Тимофеевича.

В 1917 г. она окончила Шадринскую женскую гимназию и была назначена на должность сельской учительницы в начальную школу д. Сосновка, ныне Ольховского района. В этой школе служила учительницей один год, затем была переведена в начальную школу своего родного села. В 1921 году была переведена в Шадринский уездный отдел народного образования и назначена инструктором по созданию детских домов. В этом же году была командирована на курсы по профтехническому образованию в Екатеринбург(Уралпрофобр). По окончании курсов была оставлена в Екатеринбурге при Уралпрофобре в должности инструктора по профобразованию, а осенью была направлена, как и Григорий Тимофеевич, по развёрстке тогда ещё в Петроград, в медицинский институт.

К тому времени они были уже дружны, потому как дата бракосочетания значится 29 октября 1921 года, т. е. сразу по приезду в Петроград на учебу.

Она также в 1927 году получив диплом врача, приехала вместе с мужем работать в г. Шадринск. Начала работать заведующей детской консультацией (1927-1931 гг.), затем – терапевтом (1931-1934 гг.), с 1938 года - вместе с мужем в нервном отделении – врач-ординатор, с 1945 г. - невропатолог. В марте1934 года, обслуживая в течение трех лет «туберкулезный смертник»(так назвала в своей автобиографии туберкулезное отделение сама Александра Михайловна), она заразилась туберкулезом легких «в активной форме с явлением каверны». В этом же году перенесла операцию пневмоторокса, которая оказалась неудачной, с дальнейшими последствиями в виде плеврита и бронхиальной астмы. Кстати, у Григория Тимофеевича тоже в 1930-е гг. был туберкулез легких, переболел туберкулезом после войны и сын Владимир – его лечил и поставил на ноги сам отец.

В семье Колмогоровых было два сына. Первенец Владимир родился в Ленинграде 24 октября 1924, пока родители заканчивали учебу, он жил в д. Колмогоровой. В 1928 году родился второй сын – Левушка. В 1938 г. в десятилетнем возрасте Лев трагически погиб. Его «лучшего из отличников в классе», по нелепой случайности, убил одноклассник из ружья. Одноклассник был сыном какого-то известного человека в городе, как-будто бы прокурора. Григорий Тимофеевич сказал его отцу, что им вместе в одном городе не жить. И та семья уехала из Шадринска. Семья Колмогоровых очень тяжело пережила эту трагедию, особенно Александра Михайловна. Она написала: « После тяжелой психической травмы, нанесенной внезапной трагической гибелью 10-летнего сына … общее состояние мое физическое и моральное было так угнетено, что будучи не в силах оставаться дома ( а ехать было не куда), вынуждена была, не смотря на тяжелую инвалидность, выйти на работу…» А.М. Колмогорова «заболела головой»: стала раздражительной, неуравновешенной, работала с перерывами, последние годы работала неполный рабочий день.

Осенью 1957 г. вышла на пенсию, а 21 февраля 1959 г. скончалась.

Сын Владимир в 1941 г. поступил в медицинскую академию (в какой город уточнить не удалось), которую сначала войны эвакуировали в г. Самарканд. В 1942 году всех студентов – медиков призвали на фронты Великой Отечественной. Владимир попал в госпиталь под Москвой. Ухаживал за ранеными, но однажды его привлекли к расстрелу немцев. Для него это было впервые, и он пережил большой шок, результатом которого стала шизофрения и инвалидность на всю жизнь. В 1944 году он вернулся в Шадринск ещё и с туберкулезом легких. Григорий Тимофеевич пестовал сына. Владимир оклемавшись, снова поступил в медицинский институт в г. Свердловске. Институт он закончил где-то году в 1956 г. и специализировался, как и отец в невропатологии. Начал работать с отцом, который к тому времени был уже Заслуженным врачом РСФСР, тот был его наставником, куратором и первым советчиком. Можно сказать, что Владимир Григорьевич продолжил дело отца, работал невропатологом в нервном отделении Советской больницы.

Вместе проработали они где-то лет пять. Григорий Тимофеевич скончался 11 января 1960 года от тяжелой болезни. Прожил он чуть больше 61 года. Прожил мало, но активно и полно. Про таких, как Колмогоров говорят «врач от бога»: талантливый, целеустремленный, отдавший себя без остатка своей профессии.

Сын, конечно, прожил не такую яркую жизнь. Но он тоже был неординарным человеком: интересовался языками, литературой, много читал по невропатологии. По воспоминаниям второй его жены, Колмогоровой Таисьи Архиповны, был он честным, порядочным, открытым как ребенок. И ходила она за ним всю прожитую вместе жизнь, как за больным ребенком. А прожили они вместе 30 лет и 7 месяцев, с 1968 г. по 1998 г. Он и сам часто говорил ей: «Тяжело тебе со мной, я ведь больной». Когда шизофрения напоминала о себе, его настроение резко менялось, были частые депрессии, он уходил из дома. В такие периоды он сам уходил в ПНД, проходил курс лечения. Лечился в Петропавловской больнице (психо-неврологической больнице с. Петропавловского, Далматовского района) у друга отца, врача Ганнушкина.

В 1970 году Владимир Григорьевич и Таисья Архиповна решили переехать в г. Ташкент, где прожили до 1987 г. и снова вернулись в г. Шадринск.

Семейный дом Колмогоровых находился на ул. Набережной, 3. Как единственный наследник, Владимир Григорьевич жил в нем после смерти родителей. Когда Таисья Архиповна уехала в Ташкент устраиваться на новом месте, первая жена Владимира Григорьевича отправила его в Петропавловскую больницу, хотя видимых причин на то не было, а сама въехала в дом. Планировали, что Владимир Григорьевич продаст дом и приедет в след за женой. Но он не приехал, и Таисья Архиповна была вынуждена вернуться в Шадринск, ехать в Петропавловку, потом вместе выселять первую жену. При помощи друзей и знакомых им удается за три дня оформить куплю-продажу дома, и сразу после этого они уезжают в Ташкент.

Личная жизнь с первой супругой складывалась не очень удачно. Она заводила знакомства на стороне, выпивала. У них родилась дочь, но Григорий Тимофеевич сказал, что этот ребенок не от Владимира Григорьевича. Последний тоже не признал ребенка, не записал на свою фамилию. Когда девочке не было и года, они развелись. Надо сказать, что первая жена позднее призналась, что девочка действительно не от Колмогорова. Но он всю жизнь поддерживал с ней взаимоотношения: писал ей письма, поздравительные открытки. Когда стали говорить об анализах ДНК, то он хотел сделать их – видимо вопрос родства девочки не давал ему покоя. Она жила в Киеве, он летал к ней из Ташкента. По воспоминаниям второй жены, принимала она его не очень тепло, жил он всего день-два и возвращался обратно.

Вторая жена, Колмогорова Таисья Архиповна, с 1946 года, после окончания медсестринской школы, работала медсестрой в Советской больнице. Работала рядом с такими врачами как Е.А.Здобнов, Н.Л. Патракова, Б.Н.Пашков, Г.К. Архангельский, С.М.Богородицкий, Н.И. Поликарпова, Е.М. Минина. «Рядом и под присмотром старших старались примеряться к ним»,- написала в своих воспоминаниях Т. А. Колмогорова.

Григория Тимофеевича Колмогорова тоже знала хорошо, знала и его высокого симпатичного сына - Владимира Григорьевича. «Рядом и под присмотром старших старались примеряться к ним»,- написала в своих воспоминаниях Т. А. Колмогорова.

Ко времени взаимной симпатии Владимира Григорьевича и Таисьи Архиповны, оба были уже разведены, у Таисьи Архиповна росла дочь. Таисья Архиповна в молодости была симпатичной, стройной брюнеткой. Говаривали, что одно время хирург Рысь был к ней не равнодушен. Но Таисья Архиповна была воспитана «в строгих правилах и если бы меня кто-то из врачей взял за руку, я бы превратилась в столб»,- написала она в своих воспоминаниях. Позднее стыдясь, она первая предложила Владимиру Григорьевичу жить вместе. Детей у них не было, хотя оба хотели бы иметь общего ребенка, воспитывали дочь Таисьи Архиповны. Владимир Григорьевич к девочке относился всегда хорошо. Когда она выросла и стала жить отдельно, то приезжала к ним в гости. Владимир Григорьевич всегда заботился, чтобы Таисья Архиповна наполнила к приезду дочери холодильник вкусненьким.

Сейчас Владимира Григорьевича уже нет в живых. 15 октября 1998 года стояла теплая солнечная погода. Он неожиданно собрался ехать к «дочери» в Киев. Пенсии тогда задерживали, денег не было. Таисья Архиповна убеждала его не ехать, но он убежал со словами: «Мне ничего не надо». Больше она его не видела. Около четырех месяцев жила в неведении, ждала его возвращения, похудела, постарела, чувствовала, что случилось непоправимое. Не дождавшись, обратилась в собес, что он потерялся, но ей неожиданно сообщили, что он не потерялся, а умер в г. Ступино Московской области через три дня после отъезда из Шадринска.

Позднее сообщила «дочь», что он доехал до Москвы, а потом поехал, по неизвестным причинам, не в сторону Киева, а в обратную сторону. Его обнаружили на вокзале ст. Ступино, лежащим на земле. Умер он от переохлаждения, но на землю упал от сердечного приступа. Понятно было по одежде, что это не БОМЖ, нашли документы. Похоронили на кладбище г. Ступино в гробу. БОМЖей хоронят в полиэтиленовых пакетах. «Дочь» ездила на его могилу, ей вернули личные вещи Владимира Григорьевича.

Здесь, в Шадринске, Таисья Архиповна поставила на могиле Григория Тимофеевича памятник, где написала Колмогоровы Г.Т. и В.Г. На то она спросила разрешения у батюшки: «Можно ли?» Батюшка дал согласие, сказав, что на том свете они вместе. Могилы Колмогоровых за Воскресенской церковью, там похоронены и Александра Михайловна, и Левушка. За ними ходит вдова Владимира Григорьевича – Таисья Архиповна.

Документы биографического характера, научной и общественной деятельности Григория Тимофеевича Колмогорова, что хранятся в госархиве города Шадринска, сохранены для потомков В.П.Бирюковым. В 1999 г. Колмогорова Т.А. сдала в архив часть книг, собранных отцом и сыном Колмогоровыми. Книги из библиотеки семьи Колмогоровых так же хранятся в библиотеке Шадринского ПНД.

 

 

Л.А. Бякова,
Гл. специалист

  •