Приветствуем Вас на сайте ГКУ "Государственный архив в г. Шадринске"!



В 2017 году исполнилось 75 лет со дня основания в г. Шадринске детского приемника-распределителя. Начало Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. вызвало резкий рост числа безнадзорных и беспризорных детей и подростков. Большая часть мужского населения уходила на фронт, а оставшиеся родители были заняты на производстве. Дети временно размещались в приемниках-распределителях, а затем уже распределялись в опекающие семьи. Дети постарше имели возможность трудоустроиться.

Шадринский детский приемник – распределитель (ДПР) образован 3 июня 1942 г. с целью распределения детей, оставшихся беспризорными в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Подчинялся Отделу исправительно-трудовых лагерей и колоний УНКВД СССР по Челябинской области, с февраля по апрель 1943 г. - Отделу по борьбе с детской беспризорностью УНКВД СССР по Курганской области, с апреля 1943 г. - Управлению МГБ СССР по Курганской области, с 1953 г. - Отделу детских колоний, затем - Отделу исправительно-трудовых колоний УМВД СССР по Курганской области, с 1954 г. - Управлению КГБ СМ СССР по Курганской области.

В ДПР дети находились в течение двух недель, в дальнейшем их направляли в детские дома, к родителям или родственникам, в школы фабрично-заводского обучения. Приемник-распределитель в г. Шадринске располагался по ул. Коммуны (Жданова), д. 128, в здании, принадлежащим промартели «Обувь».

Уже в июле 1942 г. вновь назначен​ный начальник ДПР Павел Андреевич Таран принимает всю документацию, в том числе первых 36 личных дел детей.

Штат приемника-распределителя состоял из начальника, воспитателей, медсестры, эвакуатора, няни, повара, конюха, вахтера, прачки. Начальниками в разные годы были Л.М. Каргаполова, М.Д. Шавкунова,  в 1942 г. воспитатели – Щепочкина Галина Николаевна, Шлыкова Мария Тимофеевна, завхоз Шилина Вера Михайловна, бухгалтер Бердникова Антонина Георгиевна, няня – надзирательница Трошина Прасковья Федоровна и др.

Много детей прошло через Шадринский детский приемник-распределитель за 13 лет его суще​ствования. Первая запись в журнале регистрации детей появилась уже в конце мая 1942 года. Дети поступали в распределитель, в основном, не добровольно. Их вылав​ливали сотрудники милиции на базарах, толкучках, вокзале, железнодорожном транспорте. Что же их заставляло бродяжничать, беспризорничать? Сиротство. У многих умерли и погибли родители. Плохие условия или что-то другое в детдомах, интернатах, ремесленных училищах и вследствие того – побеги. Во время своего беспризорничества многие из них нищенствовали, воровали. В приемник поступали дети от 3 до 17 лет. И сроки пребывания у них были различными – и до двух недель, и до одного месяца. Бывало и такое, что приходили в приёмник дети добровольно.

Об этом свидетельствуют записи в журнале регистрации поступивших детей, имеющихся на хранении в архиве, причины беспризорности – «просил», «воровал», «нищенствовал», «ехали в пути», «отстал от матери». Многие оставались одни и по другим причинам – «смерть родителей», «побег», «мать осуждена», «бросила мать», «нет родных».

Часто в адрес ДПР приходили письма от родственников с просьбами помочь найти детей, которые по каким-то причинам сбегали из дома, терялись в пути. Вот пример одного такого запроса из г. Челябинска. «Обращаюсь к Вам с просьбой. У меня был сын, ученик 3 класса, 58 школы, г. Челябинска. И вот что пришло ему в голову, просто не приложу ума. 13 января 1952 г.  он собрался, взял  с собой немного продуктов и ушел из дома. Вот уже пошла третья неделя, в окрестностях Челябинска я не могу найти сына. Я решила обратиться к Вам, может быть какими-нибудь путями он окажется в Вашем городе. Прошу Вас, если  мой ребенок попадет к Вам, сообщить мне как можно скорее, если можно хоть телеграммой, стоимость которой будет возмещена по приезду за ребенком. Он был одет: В синее бобриковое пальто с коричневым воротником, черная шапка тоже с коричневым мехом. Серые пошитые валенки, черные брюки, шерстяной серый свитер. Лыжная теплая черная рубашка, без замка, замок отпорот. Беленький, с маленькой челочкой, личиком очень бледный и худенький. Я надеюсь, если обнаружится в Вашем детприемнике такой ребенок Вы не откажете в моей просьбе» …

В 1947 г. в отчете о работе значится: «…из числа поступивших детей до 7 лет – 87, 7-14 лет - 325, от 14 до 17 – 137. Полных сирот – 124, с одним из родителей 90, потерявших связь с родителями 49, впавших в нужду 286, неустроенных детей сирот 404, ушедших от родителей 49, бежавших из детских домов – 55…». Вот некоторые краткие характеристики на ребят: «ФИО, 1932 г.р. уроженец г. Свердловска. Окончил 3 класса начальной школы. Любознательный, настойчивый, хорошо поет, прилично рисует и очень увлекается рисованием. Вежлив в обращении со старшими. Умеет дружить с товарищами. В 1943 г. похоронил мать и остался сиротой. За 3 г. беспризорной жизни побывал в гг. Алма-Ате, Ташкенте, Чкалове, Самарканде, Кургане, Челябинске, Шадринске и др. В каждом из которых жил не больше месяца, затем бежал и снова ехал. В результате такой жизни приобрел ряд нехороших привычек (курит, играет в карты). Мальчик очень упрямый, настойчивый. Шадринский ДПР трудоустроил его на Молмашстрой в г. Далматово. Но спустя 15 дней он снова бежал.

            В приемнике-распределителе было оборудовано две спальни, столовая, комната для игр и занятий, прачечная, кухня. Имелся приусадебный участок, на котором выращивали овощи и сеяли овес для лошадей.  Первые военные годы были трудными: «не было необходимого количества тумбочек, кроватей, стульев, шкафов, стены грязные, в щелях клопы, дети спят на деревянных топчанах, где также много клопов, постельное белье грязное». …  Благодаря начальнику приемника-распределителя текущие проблемы решались.

Каждую неделю детей мыли в городской бане (бани и дезокамеры в приемнике не имелось). Ежедневно медсестра проводила медосмотры, два раза в месяц городской детский врач посещал приёмник.

Воспитательная работа была поставлена на высоком уровне. С детьми проводились занятия, работали кружки (драматический, физкультурный, рукодельный). Таким, например, был план воспитательной работы на июнь-июль 1944 г.: прослушивание политической информации, свободные игры и занятия, работа на огороде – прополка грядок, художественное рассказывание сказки «Мороз Иванович», работа на дворе, прослушивание концерта по радио, лепка из глины, спокойная игра «Глухой телефон». Для воспитанников выписывали журналы «Пионер», «Мурзилка», «Дружные ребята», для сотрудников - газеты «Правда», «Пионерская правда», «Красный Курган», «Шадринский рабочий».

Дети в приемнике ждали не только кино (2 раза в неделю), очередных номеров газет и журналов, праздников, но и встреч с бывшими воспитанниками приемника. Некоторые из бывших воспитанников систематически присылали письма сотрудникам.

С детьми проводились различные беседы. В 1951 г. в план воспитательной работы были включены темы: «Морские границы СССР», «Грипп и его лечение», «Герои Отечественной войны», «Кровавое воскресенье», «Куйбышев В.В. – выдающийся деятель», «Будь вежлив со старшими», «Дружба в коллективе», «Желание иметь детей в будущей жизни» и др.

Ребята принимали участие в играх. Наиболее распространенные в то время -  «Кот идет», «Воробьи и кошки», «Угадай кто», «Часовые», «Скакуны».

Дети получали и трудовое воспитание: чинили одежду, участвовали в посадке, уборке лука, огурцов, моркови на участке во дворе. Была создана бригада для сбора ягод, грибов. Силами ребят обрабатываются поля с картофелем (1 га) и с овсом (2 га). В подсобном хозяйстве были одна рабочая лошадь, два быка, три коровы, несколько свиней. Имелись плуг и две бороны. Ребята заготавливали и сено, и дрова. Помощь ребят учитывалась, осенью им выделялся дополнительный хлеб к пайку общего стола – 200 г ежедневно для подростков, занятых на уборочной в подсобном хозяйстве приемника.

Сохранились сведения о режиме дня воспитанников. Примерный распорядок дня был следующим: подъем, физзарядка, заправка коек, утренний туалет, уборка помещения, с 8 до 8-45 - политинформация по сводке информбюро, завтрак с 9 до 9-30, урок с 10 до 11, работа во дворе с 11-30 до 13, обед, час отдыха с 13 до 15, работа со стенгазетой с 15 до 17, чтение газеты «Пионерская правда» с 17 до 17-30, ужин, клубное время – беседа о Сталине, чтение книг, подготовка ко сну, отбой.

В дальнейшем ребята распределялись в детские дома Далматовского, Шатровского, Усть-Уйского, Уксянского районов, дом ребенка г. Шадринска и др.

Вот что сами воспитанники писали о своем пребывании в приемнике-распределителе: «Мы попали в детприемник по разным причинам. Здесь нас встретили уют и чистота, внимательное и чуткое отношение  сотрудников. Мы прослушали много интересных бесед, которые расширяют и углубляют  наши знания, учат нас жить, творить, учиться. Здесь мы научились изготавливать макеты, оформлять альбомы, вышивать, рисовать. Много выучили наизусть загадок, стихов, песен, много прочитали интересных книг, ходили в кино и театр. А как хорошо и вкусно кормят…».

В «Шадринской энциклопедии» С.Б. Борисова представлена информация об одной из эвакуаторов ДПР. «Часто во время эвакуации ребята сбегали. А вот у эвакуатора Марии Ивановны Клюкиной за трехлетний период её работы не было ни одного побега воспитанников. Начальник приемника Людмила Михайловна Каргаполова в одном из своих отчетов писала о ней: «Очень добросовестна, с большой любовью относится к работе. Дети, ранее отвезённые в детские дома, писали ей письма и встречали её в детском доме как родную мать...». Эти слова можно в полной мере отнести и к самой Л.М. Каргаполовой. Шесть самых трудных лет она проработала в ДПР (1943–1949 гг.). О своей тете, Людмиле Михайловне, вспоминает С.В. Костромин, который, будучи подростком постоянно видел в доме ребят из приемника, живших месяцами у своей начальницы. После приемника-pacпределителя она несколько лет проработала с глухонемыми детьми».

Детский приемник-распределитель ликвидирован на основании решения Курганского облисполкома от 4 июня 1955 г. № 257.

И.С. Дегтярева,
Начальник отдела ГКУ «ГАШ»

  •