Приветствуем Вас на сайте ГКУ "Государственный архив в г. Шадринске"!

Архивные документы свидетельствуют, что в Шадринском уезде существовали священнические семьи, где не одно поколение мужчин, окончив духовные училища, духовные семинарии, служили в храмах не только Шадринского, но других уездов Екатеринбургской епархии. Переезжая на новые места, священники на свои места приглашали родственников духовного звания. Часто сыновья, внуки сменяли на службе своих отцов и дедов. Многие семьи священников были родственниками между собой, так как дочерей священнослужителей старались выдать замуж за священнических сыновей, студентов духовных училищ и семинарий, дьячков, псаломщиков и пономарей. Традиция духовенства заключать браки в своем сословии привела к созданию династий потомственных священнослужителей, в Шадринском уезде - это поколения Успенских, Сельменских, Флоринских, Золотавиных, Задориных, Топорковых, Мутиных и др.

Документы, хранящиеся в Государственном казенном учреждении «Государственный архив в г. Шадринске», позволили проследить генеалогию, узнать некоторые факты из жизни семьи Флоринских и Кокосовых. Поиск показал, что это не только династия священнослужителей, из нее вышли врачи, ученые, писатели, общественные деятели.

Семья Марка Яковлевича Флоринского перебралась в село Песковсковское (Пески) Шадринского уезда Пермской губернии в 1838 г.

Марко (так в документах) Яковлев Флоринский родился в селе Флоровском  Юрьевского уезда Владимирской губернии в 1800 г.  в семье дьякона Якова Иванова Флоринского.  Фамилия Флоринские - от названия села. В 1815 г. Марк был исключен из высшего отделения Владимирского Духовного уездного училища, «свидетельства по исключению выдано не было и того же года октября 21 дня … Епископом Владимирским и Суздальским той же губернии и уезда определен в Черкушино к Христорождественской церкви в причетника. В 1820 г. там же Епископом рукоположен во диакона и переведен в родное село Флоровское». Жена его Мария Андреевна, урожденная Фёдорова, была родственницей одного из наиболее влиятельных архиереев того времени архиепископа Аркадия (в миру — Фёдоров). Уроженец Владимирской губернии, он окончил и преподавал во Владимирской духовной семинарии, был ректором Могилевской и Ярославской семинарий, Епископом Оренбургской епархии, с 1831 г. служил в Пермской епархии. Архиепископ Аркадий оказывал помощь и поддержку семье Марка Яковлевича Флоринского.

В 1837 г. в с. Фроловском случился пожар, сгорела деревянная церковь, службы прекратились. Марк Яковлевич, имея к тому времени многодетную семью, лишился и места службы, и средств к существованию, небольшим доходом была работа в саду и огороде.

В 1838 г. он, по приглашению Архиепископа Аркадия, поступил в Пермскую епархию, 30 июня того же года «Высокопреосвященнейшим Аркадием Архиепископом Пермским и Верхотурским был рукоположен во священника Камышловского уезда к Катайской Богоявленской церкви и в этом же году был переведен  в село Пески Шадринского уезда, расположено на северо-западе в 75 верстах от г. Шадринска и 25 верстах от станции Далматова, Омской железной дороги. Грамоту и переводный указ имеет». В Зауралье он приехал вместе с тещей «вдовой священнической женой Парасковьей Евфимовой, 75 лет. К этому времени у них были дети: Александра, Мария – 14 лет, Иоанн – 6. Василий – 4. Иоанн же – 1» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 9. Л. 1.].

По прибытию в с. Песковское, Марк Яковлевич продолжил строительство каменной церкви во имя иконы Казанской Божией Матери, которая была заложена в 1837 г., «по благословенной грамоте Архиепископа Аркадия»,  составил план её постройки. Строительство окончилось в 1840 г., где Марк Яковлев Флоринский стал первым священнослужителем. Теплый престол был освящен 23 октября 1839 г., холодный – 10 мая 1851 г. [296. оп. 1. Д. 41. Л. 8 об.], «в 1864 г. профессор Медико-хирургической академии, доктор Василий Маркович Флоринский пожертвовал в церковь большую икону Божьей Матери, написанную на полотне художником Майковым, которая была поставлена в алтарь Богородицкого храма против престола» [Ф. 209. Оп. 1. Д. 91. Л. 15-20.].

Вся жизнь сельского священника была на виду, и он знал о жизни каждого своего прихожанина. Приход был большой, только в селе Песковском на 1838 г. значилось 573 мужчины и 642 женщины. О. Марком были построены здание церковно-приходской школы, дом для семьи священника. В 1859 г. он был удостоен Бронзового креста в память войны 1853-1856 гг. Архиепископ Пермский и Верхотурский Аркадий два раза посещал село Пески.

Одно большое увлечение было у М.Я. Флоринского – садоводство. На приусадебном участке он заложил плодово-ягодный сад и активно привлекал к этому своих прихожан. Об его увлечении сохранилась статья за 1917 г., напечатанная Шадринским уездным земством: «Почин в разведении садоводства здесь принадлежит давно покойному священнику Песковского прихода Марку Яковлевичу Флоринскому. Садовод в душе, он нашел местные условия соответствующими не только для ягодного, но даже фруктового садоводства. Не упуская случая, говорил с крестьянами о садоводстве, он подыскивал прихожанина, который мог бы отправиться на его родину или, вообще, в центральную Россию, где можно было бы достать ягодные кустарники и фруктовые деревья. После долгих бесед, ему удалось увлечь садоводством крестьянина д. Чусовой Ивана Поликарпова Сукина, который отправился во Владимирскую губернию за садовым материалом. Сукиным было привезено 300 яблонь, несколько груш, кусты вишни, белая и красная смородина, крыжовник и три дубка. …1/3 часть привезенного была отдана о. Марку, который засадил из него сад на существующей сейчас усадьбе для дома священника в с. Песковском. Так было заложено начало грунтовому плодоводству в крае, который до этого не знал своих яблок. … Дело о. Марка впоследствии продолжала дочь его Мария Марковна, вышедшая замуж за Якова Кокосова, теперь сад о. Марка при доме священника Пантуева, женатого на правнучке о. Марка. В саду здесь те же ягодные кустарники и яблони» [Ф. Р-1006. Оп. 1. Д. 83. Л. 76., Справочник-Календарь Шадринского уездного земства  на 1917 год. Пермь. С. 114-115.].

Дети Марка, родившиеся на Владимирщине, выросли в Зауралье и считали его родным. Марк Яковлевич был первым учителем своих детей. Все сыновья окончили Далматовское начальное духовное училище, затем духовные семинарии. Дети выросли грамотными, способными, умными, помогали друг другу. Например, после смерти Семена Марковича семья осталась без средств к существованию, им помогал Василий Маркович.

Старшая дочь, Александра Марковна Флоринская стала женой священника Введенской церкви Верхтеченского села дьяческого сына Антиоха Сильванова (Силиванова). У них выросло 7 дочерей и один сын Петр, в 1862 г. ему было 12 лет, он учился в среднем отделении Далматовского духовного училища. С 1884 г. Петр Антиохович Сильванов служил в Иоанно-Предтеченской церкви Верхтеченской слободы [Ф. 212. Оп. 1. Д.268. Л. 50 об.].  

Иван Маркович и Семен Маркович пошли по стопам отца, стали священниками. Василий Маркович Флоринский  (1834-1899) выбрал медицину, он окончил Санкт-Петербургскую Императорскую медико-хирургическую академию, проходил стажировку за границей. В дальнейшем он - известный врач- профессор, писатель, археолог, один из основателей первой в России кафедры детских болезней при Медико-хирургической академии г. Санкт-Петербурга, крупный специалист в области народной медицины, один из создателей и первый ректор Томского университета.

Иван Маркович Флоринский окончил курс Пермской духовной семинарии 15 июля 1852 г. с аттестатом первого разряда. «28 февраля 1854 г. был произведен в подьякона и дьякона Преосвященным Ионою Епископом Екатеринбургским, а 7 марта того же года был рукоположен во священника на настоящее место. Грамоту и указ имеет. Поведения очень хорошего. Жена его Августа Петрова – 18 лет», - значится в ведомости о Першинской церкви Шадринского уезда [Ф. 212. Оп. 1. Д. 166. Л. 61 об.]. Большую часть жизни служил он старшим священником в Покровской церкви с. Першинского, им была основана земская школа, где он был учителем. Иван Маркович был гласным Шадринского земства с 1873 по 1875 и с 1876 по 1879 гг. [Ф. Р- 1006. Оп. 1. Д. 77. Л. 5.].

Семен Маркович Флоринский стал преемником отца. В 1867 г.  священник Марк Яковлев Флоринский, 68 лет, «по преклонности лет был уволен заштат, на его место, Симеон Марков Флоринский, 23 лет, по окончании курса в Санкт-Петербургской духовной семинарии удостоен степени студента 1867 года ноября 21 дня … был рукоположен в священника при сей церкви. Грамоту и указ имеет. В семействе у него жена Александра Алексиева – 17 лет» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 21. Л. 271.].

Семен Маркович Флоринский прослужил в с. Песковском после отца до 1877 г. В этом году  «был перемещен один на место другого со священником с. Скатинского Камышловского уезда, племянником Иоанном Яковлевым Кокосовым, внуком Марка Яковлева Флоринского. Иоанн Яковлев Кокосов прослужил при сей церкви в с. Пески 28 лет с 1877 г. до 14 февраля 1905 г., когда умер и похоронен при сей церкви». Похоронен вместе с дедом и бабушкой.

Заштатный священник Марко Яковлев Флоринский умер 19 февраля 1872 г., в возрасте 72 лет, «натурально», погребен 21 февраля. На похороны съехались и совершали погребение родственники-священники, священники из соседних сел: «Першинского села Покровской церкви Иоанн Марков Флоринский, приходской церкви священник Симеон Марков Флоринский, Камышловского уезда Скатинского села священник Иоанн Яковлев Кокосов, Першинского села дьякон Алексей Попов, Верхтеченского женского монастыря дьякон Аркадий Сергиевский с приходским псаломщиком Павлом Лодыжниковым и Першинского села псаломщиком Николаем Загуменным и Камышловского уезда Ушаковского села  псаломщиком Александром Яковлевым Кокосовым» [296. Оп. 1. Д. 46. Л. 52 об., 53.]. Мария Андреевна Флоринская, жена Марка, умерла в 1883 г. в возрасте 80 лет. В одном документе значится, что оба были похоронены перед алтарем Богородицкой церкви, в другом - в церковной ограде.

Судьба дочери Марии Марковны Флоринской, в замужестве Кокосовой, была трагичной. Замуж ее отдали в 16 лет за «Ирбитского уезда Бобровского села священника Ераста Кокосова сына Иакова Ерастова, 21 года, окончившего курс Богословия Пермской духовной семинарии». Венчание проходило 18 августа 1840 г. в Богородицкой церкви с. Песковского   [Ф. 296. Оп. 1. Д. 7. Л. 96 об., 97.]. Семья переехала к месту службы священника Якова Эрастовича Кокосова, в с. Крестовского Камышловского уезда, что в 15 верстах от с. Песковского [Ф. 335. Оп. 1. Д. 23. Л. 158.].

20 июня 1841 г. у них родился первенец - сын Николай, который умер в возрасте полутора лет, в метрической книге значится: «от худобы». 18 ноября 1842 г. родился сын Александр, 9 июня 1845 г. -  Владимир, 24 февраля 1847 г. - Иван, крестить его приезжала «мать священнику Иакову Ерастову Кокосову Матрона Иванова. Таинство крещения совершил священник села Пески Марк Флоринский» [Ф. 335. Оп. 1. Д. 22. Л. 345 об., 346, 494 об., 495, 739 об., 740, 937 об., 938.].

Мария Маркова Кокосова овдовела в 24 года, прожив с мужем 8 лет, осталась одна с тремя сыновьями: Александру было 6 лет, Владимиру – 2, Ивану не было и года [Ф. 335. Оп. 1. Д. 29. Л. 1. Ф. 296. Оп. 1. Д. 9. Л. 325.]. Через год, она вернулась в с. Пески к родителям, где прожила до конца своих дней «у отца своего священника Марка Флоринского на его пропитании, пособия от попечительства не получала», потом у сына своего Ивана Кокосова. В клировых ведомостях Богородицкой церкви с. Песковского она значится: «вдова, священническая жена Мария Маркова Кокосова», «вдова Камышловского уезда Крестовской Вознесенской церкви священника Иакова Кокосова, служившего с 1840 года и по 1848 год, жена Мария Маркова Кокосова» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 21. Л. 224.].

Яков Ерастов (Эрастов) Кокосов умер в конце 1847 г., смерть его стала последствием «картофельного бунта». Подробных сведений об этих событиях выявить не осталось, кроме записей В.П. Бирюкова: «В 1842 г. в ряде уездов Пермской губернии вспыхивают настоящие бунты, причиной тому явились неизвестно откуда пришедшие слухи о том, что здешних крестьян хотят сделать помещичьими, «отдать под барина», насильственно внедрять культуру картофеля. … Применение воинской силы лишь на время потушило движение, которое с новой силой вспыхнуло на весну следующего 1843 г.» [Ф. Р-1006. Оп. 1. Д. 8. Л. 5-8.]. «Волнения разливались широкой волной. Крестьяне подступали к священникам, писарям и пр. волостному правлению, требуя от них показать «золотую строчку» - царский указ. Во многих местах указанных представителей духовной и светской власти крестьяне подвергли пыткам: обливали холодной водой и «морозили» - привязывали на веревку и продергивали подо льдом или поверх его и т.д.» [В.П. Бирюков. Природа и население Шадринского округа. Шадринск, 1927. С. 95.].

Также, в записях у В.П. Бирюкова: «Кокосов Владимир Яковлевич, в своем очерке «Картофельный бунт (Рассказ покойной матери)», напечатанном в «Историческом вестнике», СПБ, 1913, книга V. С. 600-608, пишет, что «во время картофельного бунта, претерпевши пытки, в результате которых вскоре умерли его отец и малолетний брат. После чего вся семья перебралась на жительство в с. Пески, где автор (В.Я. Кокосов) и получил первоначальное воспитание в семье своего деда, известного пионера садоводства в Зауралье Марка Флоринского, отца организатора Томского университета, профессора В.М. Флоринского» [Ф. Р-1006. Оп. 1. Д. 8. Л. 15-16.].

Мария Марковна прожила до [1886 г.], посвятив свою жизнь сначала воспитанию сыновей, затем внуков. Хоть все ее сыновья были отданы на учебу в малом возрасте, они выросли в уважении к членам своей большой семьи: матери, братьям, старались приезжать в дни больших событий: свадеб, рождения детей. Позднее она ухаживала за престарелыми родителями, вела домашнее хозяйство, любила работать в саду. Жила с младшим сыном Иваном, была восприемником у его детей, своих внуков.

Старший ее сын, Александр Яковлевич Кокосов (1842-[1910]), был исключен из низшего отделения Пермской духовной семинарии [Ф. 415. Оп. 1. Д. 4. Л. 270-270 об.], прослужил всю жизнь псаломщиком, дьяконом в Петропавловской церкви с. Ушаковского с [1863 г. до 1910 г.], имел  жену Агриппину Николаевну, детей [Ф. 415. Оп. 1. Д. 11. Л. 1.]. Потомки одного из них, Павла Александровича Кокосова, 1873 г. рождения, псаломщика с. Никитинского Камышловского уезда, до сих пор живут в г. Екатеринбурге.

Шадринский краевед Л.П. Осинцев писал об Александре Яковлевиче: «Будучи образованным человеком своего времени, изучал и записывал местный фольклор. Краевед, автор статьи «Круговые игры,  пляски с. Ушаковского», напечатанной в «Записках Русского географического общества» в 1869 г. том 2., А.Я. Кокосов сотрудничал также с «Шадринским вестником» И.М. Первушина» [Ф. Р-1077. Оп. 1. Д. 573. Л. 21.]. Однако, по неизвестным причинам, в 1884 г. дьякону Александру Кокосову, который обращался в Пермскую Духовную Консисторию, с просьбой «о рукоположении во священника в Верхне-Ярское село Шадринского уезда», было отказано [Ф. 415. Оп. 1. Д. 5. Л. 1 об., 20 об.].

Второй сын, Владимир Яковлевич Кокосов (1845-1911) – врач и писатель. Он мог быть рядовым сельским дьячком, но, благодаря упорству и целеустремленности, живя в нищете, смог поступить и окончить Петербургскую медико-хирургическую академию. После ее окончания был направлен в г. Иркутск, в 1872 г. назначен врачом Карийской каторги в Нерчинском округе. Воочию видел тяжелую жизнь политических ссыльных. Лечил и каторжников, и служащих, и местное население.

В 1903 г. он приехал в Европейскую часть России, жил в гг. Воронеже, Бобруйске, Минске, затем осел в г. Нижний Новгород. В 1907 г. вышел в отставку и занялся литературной деятельностью, писал о жизни и быте каторжан. Его сборник рассказов «На Карийской каторге», изданный в Санкт-Петербурге, пользовался в свое время большой известностью. В.Я. Кокосов умер в 1911 г. в г. Нижний Новгород, был похоронен рядом с писателем П.И. Мельниковым-Печерским. Женат был на Юлии Семеновне Киселевой, дочери политического ссыльного. Они вырастили 9 детей. Впоследствии его сыновья погибли кто в Первую мировую войну, кто во время политических репрессий 1930-х гг.

Владимир Яковлевич не терял связи с родными Песками, про это писал в своих воспоминаниях В.П. Бирюков: «Кокосов Владимир Яковлевич – врач, беллетрист, более 30 лет прослужил в Забайкалье, мой дорогой земляк, проведший дни юности в 12-ти км от моего родного села. Как-то раз, в этот год (1907 г.) В.Я. приехал навестить родное село, где у писателя было полно родственников. Заехал и в наше село Першино, где также были родные. В середине дня я возвращался с рыбалки домой. Родители говорят, что к нам приходил кто-то из родных Кокосова и просил дать ему удочек, чтобы позабавиться рыбалкой. А удочки-то были со мной, и родители принуждены были сказать об этом посланцу. В тот же день под вечер, мы видим: мимо нашего дома идет большая компания, направлявшаяся в дом других родственников. В этой компании был и Владимир Яковлевич. Мне он показался сухоньким и, как будто, одетым в легкую светло-серую шинель, с красным генеральским подкладом, - служба-то была у него в военном ведомстве. В 1908 г. моя матушка, дьячиха, по старой терминологии, задумала попаломничать в модную в то время Саровскую пустынь на Тамбовщине к отцу Серафиму и по пути заезжала в Нижний Новгород, побыв там чуть, что даже ни один день у Кокосовых. Здесь она встретила очень радушный прием, о чем потом с восторгом рассказывала дома [Ф. Р-1006. Оп. 1. Д. 82.Л. 9-10.]. 

Младший сын Марии Марковны, священник Иван Яковлевич Кокосов (1847-1905), 15 июня 1868 г. окончил полный курс Пермской духовной семинарии, «был уволен в Епархиальное ведомство с аттестатом второго разряда, определен наставником в Скатинское сельское училище Камышловского уезда. Поведения весьма правильного. 2 августа 1870 г. рукоположен в священника в село Скатинское Камышловского уезда к Николаевской церкви на вторую вакансию. От должности учителя уволен, оставлен на должности законоучителя означенного училища. Указом Пермской Духовной Консистории от 8 февраля 1877 г. переведен священником с. Песковское, Указом от  3 июня 1877 г. утвержден законоучителем Песковского сельского училища. 7 ноября 1879 г. в воздаяние отлично-усердной службы  по приходской церкви удостоен признательности и архипастырского благословения. По выбору от духовенства состоял депутатом училищных Советов Екатеринбургского Епархиального и Далматовского духовного училищ. За ревностную деятельность  в деле народного образования, Шадринской уездной земской управой награжден 25-ю рублями серебром 17 сентября 1880 г. и 31 декабря 1881 г. В воздаяние отлично-усердной службы по приходской церкви награжден 5 ноября 1880 г. набедренником. Определением Святейшего Правительственного синода удостоен награждения скуфьею (1884).

В семействе у него (на 1886 г.): жена Александра Николаева, 36 лет, родилась 22 февраля 1850 г.,  дети их: Владимир - 14 лет (родился 7 июля 1871 г.), обучается в 4-м классе Далматовского духовного училища; Михаил - 10 лет (1 октября 1875 г.), обучается в 1-м классе того же училища, оба на содержании отца; Иван - 7 лет (18 марта 1879 г.), обучается в Песковском сельском училище; Геннадий – 4 года (1 декабря 1881 г.); Валентина – 12 лет (17 января 1874 г.), обучается во 2 классе Зауральского епархиального училища, на содержании родителей; Александра – 7 лет (18 марта 1879), обучается в Песковском сельском училище; Антонина - 2 лет (22 февраля 1884 г.); сиротствующие: вдова умершего священника Якова Ерастова Кокосова Мария Маркова, 61 года, священнику Иоанну Кокосову мать. Поведения весьма хорошего» [Ф. 209. Оп. 1. Д. 91. Л. 15-20.].

Священник Иван Яковлевич Кокосов прослужил в с. Песковском до своего последнего дня, умер он в 1905 г., «58 лет, от воспаления мозга» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 70. Л. 169 об., 170.].

Александра Ивановна Кокосова, 21 года, 30 июля 1900 г. вышла замуж за учителя [Смольского] начального училища Ивана Северианова Пантуева, православный, первым браком, лет 24. Среди поручителей по жениху был «города Екатеринбурга  Екатерининского собора псаломщик Александр Северианов Пантуев; по невесте – студент Томского Университета Михаил Иоаннов Кокосов и ученик Пермской духовной семинарии Дмитрий Иоаннов Кокосов» [296. Оп. 1. Д. 67. Л. 41 об., 42.].

После смерти Ивана Яковлевича Кокосова в Песковской церкви стал служить священник Иоанн Северианов Пантуев, с женой Александрой Ивановной (урожденной Кокосовой), внучкой Марии Марковны Кокосовой и правнучкой Марка Яковлевича Флоринского. И. Пантуев - «уроженец местной епархии, окончивший курс Пермской духовной семинарии в 1897 г., на службе при сей церкви с 11 марта 1905 года. Имеет награды: набедренник и скуфью» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 41. Л. 11, 57 об.]. В 1916 г.  у них в семье были дети: Борис – 15 лет, Николай – 14, Вера – 11, Нина – 6, Сергий – 4, священническая вдова Александра Николаева Кокосова – 66» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 44. Л. 1.]. Служил  Пантуев до гражданской войны, принял Советскую власть, публично отказался от священнического сана в 1925 г. (газ. «Рабоче-крестьянская правда, г. Шадринск, апрель, 1925 г.).

Валентина Ивановна Кокосова, 18 лет, 31 августа 1892 г. вышла замуж за «кончившего курс в Пермской духовной семинарии Петра Павлова Лодыжникова, православный, первым браком. Лет 21. Таинство совершали: Верхтеченской монастырской церкви священник Аркадий Флоринский с Ушаковским диаконом Александром Кокосовым». Среди поручителей был «потомственный почетный гражданин Николай Васильев Федоров и ученик Пермской духовной семинарии, родной брат, Михаил Иванов Кокосов» [Ф. 296. Оп. 1. Д. 61. Л. 19 об., 20.].

Антонина Ивановна Кокосова, 25 лет, 10 января 1910 г. вышла замуж за «села Далматовского Шадринского уезда сына священника Михаила Григориева Черемухина, православный, первым браком. Лет 22». Поручителем по невесте был сын священника Аркадий Иванович Кокосов [Ф. 296. Оп. 1. Д. 67. Л. 481 об., 482.].

Так Флоринские-Кокосовы породнились и со священнической Далматовской семьей Черемухиных. Никифор Иванович, Григорий Никифорович служили долгие годы в Николаевской церкви с. Далматова Шадринского уезда. Мать Григория, жена Никифора, Павла Асафовна, учительница, родоначальница династии учителей Черемухиных, по ее инициативе были открыты церковно-приходская школа, первое женское училище в г. Далматово. В 2010 г. в г. Далматово ей поставлен памятник.

В «Словарике уроженцев и деятелей г. Шадринска и Шадринского уезда» Бирюкова В.П., имеются краткие сведения о сыновьях Ивана Яковлевича Кокосова:

«Кокосов Аркадий Иванович, брат Геннадия, Ивана и Михаила, окончил Тобольскую духовную семинарию в 1908 г., после чего работал учителем начальной школы в с. Ключи (теперь Далматовского района), затем два года на медицинском факультете Казанского университета. В Первую мировую войну был мобилизован, окончил курс занятий на чин прапорщика и в 1917 г. был в Калуге на военной службе. В 1920-м г., отлынив от Колчаковской армии, был в Томске, в 1920-х гг. работал землемером в Шадринском уезде и округе.

Кокосов Иван Иванович, последний Нарком труда РСФСР (1930 г.). После руководил Московским Промстройпроектом.

Кокосов Михаил Иванович, брат предыдущего, окончил Томский университет, врач в г. Далматове, также преследовавшийся при царизме, умер 19 марта 1908 г. Некролог его помещен в «Календаре-справочнике» Шадринского земства за 1916 г., стр. 142-143, с портретом.

Кокосова Александра Николаевна, урожденная Флавианова, супруга предыдущего, долголетняя учительница начальной школы в г. Далматове.

Кокосов Геннадий Иванович – закончил Камышловское училище, был исключен из Пермской духовной семинарии, занимался революционной деятельностью, был членом РСДРП, был арестован, сидел год в тюрьме, где заболел туберкулезом и умер в 1907 г., похоронен в Ялте».

Таким образом, к Флоринским-Кокосовым добавились Силивановы, Лодыжниковы, Черемухины, Пантуевы и род увеличился и продолжился.

Их потомки проживают во многих городах России, продолжая семейные традиции. Известно, что продолжатель славной династии Алексей Николаевич Кокосов, 1930 г.р., заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАЕ проживал в 1980- е гг. в г. Санкт-Петербурге. Сын Михаила Ивановича Кокосова Николай Михайлович работал в Свердловском обкоме КПСС, а незадолго до смерти работал в Сибирском отделении Академии наук СССР [Р-1006. оп. 1. Д. 102. Л. 9.].

В личном фонде историка, краеведа А.Ф. Семенова имеются письма потомков Кокосовых: Кокосовой Тамары Аркадьевны из г. Ташкента, Ястребова из г. Москвы.

Закончить хочется словами ученого, писателя, краеведа В.П.Бирюкова, который, благодаря своей прозорливости, первый сохранил память об этой большой семье: «Таковы вот Флоринские-Кокосовы, несомненно, отдаленные потомки крестьян, стали заметными деятелями русской общественности до и после Октября» [Ф. Р- 1006. Оп. 1. Д. 102. Л. 9.].

Л.А. Бякова,
Гл. архивист ГКУ “ГАШ”

  •